• Тайна названия “Русь”

    8 Ноябрь 2011

    Рубрика: Загадки Истории Украины

    Самые трудные и интересные загадки истории порой скрываются не в малоизученных областях науки, не за семью печатями, а в самых, казалось бы, обыкновенных именах и понятиях. Слово «Русь», несмотря на свою древность, понятно любому человеку, говорящему на украинском или русском языке. Оно вызывает устойчивые ассоциации с далеким прошлым: Киевской Русью, первыми князьями, становлением славянской государствкеенности и культуры. Тем не менее, на протяжении столетий историки и филологи не прекращают спор: откуда же пошла «Русь» и что означало это слово до того, как стало названием огромной территории и живущего на ней народа.

    Слово «Русь» можно встретить в составе множества составных топонимов. Конечно, самой известной является Киевская Русь – колыбель восточнославянской цивилизации. После монголо-татарского нашествия, когда Киевская Русь оказалась, раздроблена на отдельные княжества, многие восточнославянские земли сохранили в своем названии слово «Русь». Так появилась Московская, Суздальская, Владимирская и даже Литовская Русь. А вот названия Белая, Черная и Красная Русь имеют иное происхождение. Дело в том, что в средние века направления север-юг и запад-восток имели свои «цветовые» аналогии. Малая Русь и Великая Русь произошли от греческих названий Micra Ρωσία  – Микро Россия и Mаcra Ρωσία – Макро Россия (по аналогии с терминами «Малая Греция» и «Великая Греция»). Эти названия использовались в церковно-административной практике Византии с начала XIV века. Греки под «Малой Россией» понимали метрополию – Южную Русь (т.е. Украину), а под «Великой Россией» -  в широком смысле все русские земли.

    Дальнейшая история корня «рос» («русь») не менее занимательна. На рубеже XV-XVI веков в официальных документах получило распространение слово «Россия», близкое к греческому варианту. Это привело к тому, что словосочетание «Малая Россия», «Великая Россия»,  «Белая Россия», вскоре образовали новые слова: Великороссия, Малороссия и Белороссия (позже Белоруссия). Когда на территории  страны стали присоединяться новые земли, возникли названия Новороссия (южная часть современной Украины и южная часть европейской части современной России) и менее распространенное Желтороссия (Маньчжурия, позднее – северная и восточная часть современного Казахстана и степные территории восточного Поволжья, южного Урала и южной Сибири). Но все эти названия – лишь отголоски древнего слова, этимология которого до конца не выяснена.

    Гипотез существует великое множество, и согласуются друг с другом они только в одном «русь» – это этническое имя, именование народа. Но вот что интересно: не самоназвание, а имя, данное соседями. Дело в том, что слово «русь» некогда имело собирательное, то есть обозначало совокупность людей, воспринимаемых как единое целое (в современном русском языке такое значение присуще словам молодежь, студенчество и т.п.). В древности собирательные этнонимы в форме женского рода встречались нередко: меря, чудь, корела, мордва. Как правило, относились они к народам-соседям, носителям иной культуры и, как правило, иного языка. Это и заставляет задуматься: возможно, русь (русины, русичи) – это вовсе не славяне?

    Ответ на этот вопрос получить несложно, достаточно проанализировать тексты летописей и отыскать самое ранее упоминание о таинственной «руси». Наиболее подробный перечень древних племен содержится в «Повести временных лет». Несмотря на то что эта летопись неоднократно редактировалась по распоряжению князей, едва ли изменения касались сведений о племенах, живших на территории Киевской Руси. В частности, в тексте, относящемся к 898 году, говориться, что все славяне общались между собой на одном языке: и угры, и чехи, и моравы, и поляне, которые в IV веке назывались «русь». Немного ниже находим уточнение: «А словенский язык и русский язык одно есть».

    Итак, русичи – все же славяне. Упоминая о Руст в летописях XII-XIII веков позволяют даже довольно точно определить их изначальное место проживания: Киевщина, Черниговщина и Переяславщина. Дело в том, что древние летописцы очень четко проводили границу между Русью и другими землями. Судите сами: Юрий Долгорукий выступил с войском из Ростово-Суздалькой земли в «Русь», то есть в Киев. После убийства Андрея Боголюбкого владимирские бояре говорили «наш князь убиен, а детей у него нет, сынок его в Новгороде, а братья его в Руси». В летописной статье 1135 года говориться: «иде в Русь архиепископ Нифонт». В 1142 году новгородское посольство было задержано «в Руси» (в Киеве), пока оно не дало согласия на вокняжение в Новгороде князя Святослава. Таких разграничений между Русью и соседними княжествами можно найти очень много. Проанализировав их, ученые нанесли на карту границы территории, которую называли «Русью» в XII веке: земли между Десной на севере,  Сеймом и Сулой на востоке, Росью и Тясменем на юге, Горынью на западе. Кстати,. Именно в пределах этой территории сохранилось самое большое количество топонимов и гидронимов с корнем «рос» или «рус»: Рось, Россава, Роставица, Ростовец.

    Итак, место обитания древних руссов мы уже знаем. Но загадка этимологии самого слова все еще не раскрыта. За многие десятилетия изучения этого вопроса возникла бесчисленное количество гипотез. Слову «Русь» приписывали древнеславянские, готские, шведские и даже иранские корни, пытались проанализировать структуру, составить с аналогичным названиями в других языках.

    Древнейшей формы самоназвания россиян было, вероятнее всего, «рос», удостоверенное и Псевдо-Захарием Ритором в VI веке, и топонимикой, и византийским авторами. Изменение «о» на «у» могло произойти позже, в VIII-IX веках, когда в Надднепрянщине появилось много выходцев из северных славянских племен, для которых более характерно «у» рус». «Руская Правда» в ее древнейшей части носит название «Правда Росская». Интересно, что арабские и персидские авторы всегда употребляли форму «рус», а греки и византийцы – «рос». О народе «Рос» знали в VI столетии в Сирии. Князя этого мощного союза племен одаривал византийских цесарь. Россов считали «народом богатырей», они пользовались всеобщим уважением.

    Долгое время самой распространенной гипотезой происхождения слова «Русь» происходит от имени правого притока Днепра – реки Рось. Именно там, по мнению историков и лингвистов прошлого, находилась прародина племени, основавшего впоследствии мощную державу. Этой точки зрения придерживался, в частности, академик АН СССР М. Тихомиров: «Среди восточных славян в VII-IX вв. стало выделяться племя, обитавшее по среднему течению Днепра, в области полян, в древней культурной области, где когда-то была распространена трипольская культура. Трудно сомневаться  в том, что основная масса поялн жила к югу от реки Рось и по течению этой реки и ее притока Россавы. Здесь, при впадении Роси в Днепр, находился летописный город Родня, остатки которого видят в Княжьей горе, богатой на археологические находки. Возможно, первоначальное название Роси распространилось на все среднее течение Днепра, а корень Рось, возможно, уже содержится в геродотовом названии Днепра – Борисфен». Того же мнения придерживался и историк Б. Рыбаков, писавший: «…древности V-VII вв., обнаруженные по реке Рось, несколько севернее ее (до Киева) и южнее ее (до начала луговой степи), следует взять с конкретным славянский племенем – руссами или росами».

    У этой гипотезы немало недостатков. Данные археологи выступают в  противоречия с позицией исследователей языка. Филолог Г. Хабургаев отмечает, что попытки связать Русь с названием реки Рось лингвистически несостоятельны: «Для славянских диалектов рассматриваемого времени чередования о\у и даже ъ\у невероятны (учитывая, что термин «русь» появляется около IX столетия); а сам эноним в славянской среде известнее только с «у» в корне. И вообще, этот термин на Киевщине не обнаруживает никаких ономастических соответствий, и его появления здесь явно было связано с необходимостью общего наименования для нового территориально-политического объединения, которое непосредственно не соотносилось ни с одним из прежних племенных объединений, а потому не могло использовать ни одного из прежних местных наименований». Но наиболее сокрушительным ударом по рассматриваемой гипотезе стали исследования историка В. Кучкина, убедительно доказавшего, что бассейн Реки Рось вошел в состав Русской земли (в узком понимании этого слова) лишь во времена Ярослава Мудрого. До того времени граница проходила севернее. Выяснился и еще один факт: южной границей территории обитания полян служил водораздел между притоками Днепра –Ирпенью и Росью. Бассейн Роси имел смешанное население, славянские и тюрские народы издавна жили здесь бок о бок, а значит, прародиной руссов это место считаться никак не могло.

    Более аргументированной кажется версия, выдвинутая писателем Владимиром Чивиллихиным. По его мнению, изначально слово Рось (Русь) была именем нарицательным. Это слово обозначало не какую-то определенную речку, а реку вообще. Реки играли огромную роль в жизни восточных славян: это была и дорога, и естественная защита, и источник воды. Река снабжала окрестные племена рыбой и птицей, была гарантом и источником жизни. Не случайно восточные славяне обожествляли реки (первое свидетельство об этом зафиксировано у византийского летописца Прокопия в VI веке н.э.). Нестор-летописец тоже писал, что в языческую эпоху славяне помимо богов почитали также и реки, озера и источники. Дополнительное подтверждение этой версии можно обнаружить в работах словацкого лингвиста и этнографа Павла Шафранека: «В праславянском языке река называлась «руса» (rusa). Это коренное словянское слово, как общее существительное имя, уже осталось в употреблении только у одних русских в слове «русло», обозначающем ложбину, русло реки, глубь, вир; но как имя собственное рек, городов и селений, более или менее близ них лежащих, употребляется почти у всех славян». Кстати, от того же корня образовано слово «русалка». В словаре В. Даля зафиксировано множество диалектов слов, производных от корня «рус» и указывающих на его прямое отношение к рекам: руслень – приполок за бортом, за который крепятся ванты; руслина – быстрина, стрежень; руст – «вода идет руслом», т.е. идет потоком, струей; собственное имя Рус – «сказачное чудовище днепровских порогов»; мужское имя Руслан. Все это наводит на мысль, что слово «Русь» первоначально означало «люди реки», «речной народ». Кстати, название по месту преимущественного обитания встречается в мире довольно часто. Например, приморские чукчи назвали себя «ан калын» – «морские жители». Точно так же бедуины –«жители пустыни», селькупы – «люди тайги», индейцы племени сенека имели самоназвание нунда-вэ-оэно – «великий народ холмов».

    Несколько другое толкование  дается в работе профессора Ф. Кнауэра «О происхождении имени народа Русь». Русь, по его мнению, не просто река, а Волга. В древнеиндийской «Ригведе» она упоминается под именем «Раса» – «Велика матель», в «Авесте», священной книге зороастрийцев, как – «Ранха. Позднейшие персидские источники упоминают о реке Раха, отделяющей Европу от Азии. При помощи филологического анализа Кнауэр доказывает этимологическое тождество этих названий с древним имени Волги – «Ра», которое обрело впоследствии такие формы, как «Рос» у греков и арабов, и Рось, Русь, Роса, Руса – у славян.

    Большинство других версий выводит наименование «Русь» из иностранных источников. Они склоняются к тому, что «Русь» не является самоназванием. А это означает, что нужно искать соответствия этому корню в языках других народов. Некоторые ученые полагают, что в ІІ-ІІІ веках н.э. на территории между балтами, славянами и германцами жили какие-то руты (руги), которых еще Тацит называл «Reudignii» – «корчеватели леса». Другие считают, что слово «Русь» получилось путем перестиановки букв из общеевропейского «urs» – «медведь» или (уже безо всякой перестановки) от латинского «rus» – «деревня».

    Но, пожалуй, самой популярной из «иностранных» версий долгое время оставалась предположенная еще известнейшим теоретиком русского языка историком А. Шахматовым. Ученый был уверен, что «форма Русь так же относится к Ruotsi, как древнерусское Сумь к финскому Suomi. Мне кажется, что элементарные методологические понятия не позволяют отделить современное финское Ruotsi от имени «Русь». Иными словами, корень «рус» имеет финно-угорское происхождение. Но если это так, почему в финно-угорском языковой среде невозможно найти сколько-нибудь убедительной этимологии этого слова? К тому же среди финно-угров слово «Ruotsi» употреблялось по отношению к нескольким разным этносам: шведам, норвежцам, россиянам и, наконец, самим финнам. Скорей всего, дело в другом. Первоначально слово «русь» в Восточной Европе обозначали викингов; на этом сходятся все арабские истоки. А греки, употреблявшие слово «russi», имели в виду тех, кого мы называем норманнами. Неудивительно, что чторонники «норманнской теории» увидели в этих данных лишнее подтверждение того, что Русь была фактически создана варягами, приглашенными на царство слаборазвитыми славянскими племенами. По их мнению, слово «русь» происходит от корня со значением «гребля, «плавание на гребных судах». Производным от него термином называли себя скандинав, бороздившие Восточную Балтику и вступавшие в военные конфликты и торговые контакты с местным финноязычным насилением, которое называло их «руотси». Позже это слово было заимствовано восточными славянами и трансформировалось в «русь». С тех пор как варяжские князья обосновались в Киеве, оно распространилось на подвластную им территорию – «Русь», «Русская земля» – и ее население – «русские люди». По другой версии, слово «Русь» (или близкое по звучанию) было боевым кличем скандинавской дружины первых Рюриковичей. Постепенно оно закрепилось за самой дружиной, а затем – и за территорией, которую она контролировала. В доказательство своей правоты сторонники этой гипотезы приводят все ту же «Повесть временных лет». А точнее – отрывок, где Нестор пишет, что по просьбе различных племен в славянских землях в 862 году появились вражеские князья. «Те варяги назывались русью», – уточняет летописец. Однако приведенная цитата едва ли может считаться убедительным доказательством. Во-первых, варяги назывались «русью» только после прибытия в киевские земли. А это в полнее может означать, что они поступили на службу к местному князю и приняли название народа, среди которого им предстояло жить. Во-вторых, археологам не удалось обнаружить следов сильного влияния варяжской культуры  на тех русских землях, которые считаются «Малой Русью», исторической прародий руссов. А предположение, что от народа, основавшего древнерусское государств, местные племена переняли только имя, кажется слишком смелым.  Есть и еще одно возражение. Последняя версия, несмотря на авторитет ее создателей, совершенно не учитывает один факт. А именно – законы языка. Филологам прекрасно известны случаи, когда одно и тоже слово в разных языках имеет различное значение. Вполне вероятно, что варяжское слово не имело прямого отношению к слову «Русь», образовавшемуся по законам общеславянского языка.

    Часть ученных во главе с Л. Гумилевым считала, что племя руссов, о котором шла речь выше, не являлось славянским, более того, отношения между русами и славянами в IX веке были откровенно враждебными. По сообщениям арабо-персидских источников, «русы нападали на славян, подъезжали к ним на кораблях, высаживались, забирали их в плен и продавали». Однако в дальнейшем славяне и русы, проживающие на общей территории и заключившие между собой брак, взаимно ассимилировались. С этого времени руссами стали называть уже не племя, а целый народ. Обычаи и язык они сохранили славянские.

    Гораздо более обоснованной и логичной, на наш взгляд, выглядит гипотеза, изложенная академиком О. Трубачевым. Он полагал, что этноним «Русь происходит от древнейшей индоарийской основы ruksa \ ru(s)ka – «светлый, белый». Топонимы, образованные на этой основе, с глубокой древности распространялись в Северном Причерноморье, в местах расселяния индоарийского населения. Не противоречит этой гипотезе версия о том, что слова «Русь» и «русский» восходят к слову «русый» – «светловолосый». Не даром все в то же словаре В. Даля  записана пословица «Русский народ есть русый народ». Встречается там, правда, и прямое толкование слова «Русь» – мир, белый свет. А словосочетание «на руи» имеет дополнительное значение – «нВ виду».

    История – будь то история народа или история его языка – не может считаться точной наукой. В ней есть место самым разным интерпретациям и домыслам. По этому единого мнения о происхождении слова «Русь», вероятно, не сложиться никогда. Разве что будет изобретена машина времени и ученым удастся опросить очевидцев тех времен, когда наши далекие предки впервые назвали свою землю Русью.

    Кокотюха А.А., Скляренко В.М., Сядро В.В., Харченко П.В.: История в лицах и событиях. Загадки истории Украины\ Худож.-оформитель И.В. Осипов. – Харьков: Фолио, 2010. – 510с.

    97-105

    ��? ��� �� ей земле, которую считаем родиной и никому отдавать не собираемся. Вообще-то, такое определенное можно применить к подавляющему большинству государств на карте мира. Но если уж нам очень хочется искать в названии свидетельство своей избранности, особенности и неповторимости, то, значит, в Украине этот процесс будет длиться вечно.

    И загадка названия страны так и останется до конца не разгадоной.

  • Ваш отзыв

    Почта (скрыта) *